Николай Логвинов

Анна Эрхим: Первое, о чем я хочу Вас спросить: как Вы придумываете свои образы? Как они к Вам приходят?
Николай Логвинов: Я достаточно долго обдумываю сюжет. Придумываю, что конкретно хочу сделать, выбираю тему. Потом, нужно придумать ее в объеме. Это же не картина, написанная в плоскости, взял и нарисовал.. Тут нужно в 3D варианте прокрутить все в своей голове. После того, как образ мысленно оформился в 3D, я выбираю кусок материала, из которого планирую резать. Выбираю и просто кладу его. Могу неделю, две, три просто ходить вокруг и смотреть, долго обдумывая, как же мне втиснуть в этот кусок то, что я напридумывал себе. В итоге, когда я приблизительно представил, как образ втиснуть в кусок - он трансформируется, потому как где-то трещина проходит, где-то кусок не так пошел... Соответственно, нужно композицию немножко переиначить. Дальше, когда процентов 80 в моей голове оформилось, я приступаю к обрубовке - убираю мешающие мне части. Ну, а дальше начинается "пахота". Когда говорят о вдохновении.. Вдохновение - это процесс обдумывания работы, чтобы она оформилась. Когда она оформлена - начинается уже рабочий процесс: строгать, пилить и т.д.

А.Э.: А какой материал Вам нравится больше? С чем сложнее работать, с чем попроще?
Н.Л.: Скажем так, для меня проще работать с янтарем. Именно янтарную часть работы я оставляю напоследок, потому как, путем проб и ошибок, я понял, что.. если я вырезал, допустим, крылья из мамонта и начинаю инкрустацию сразу же, а дальше снова надо работать с мамонтом -это очень неудобно! Начинаешь себя по голове стучать, мол вот опять ты так сделал, сам себе проблемы создал. Материал-то сложнее.. Поэтому, сначала идет вся работа по мамонту: он режется, полируется и только после этого я начинаю инкрустацию янтарем. Он очень удобен в работе, но тоже есть свои нюансы, а именно - он очень хрупкий! Малейшее неправильное движение и он может разлететься в пыль прямо в руках. Приходится иногда некоторые детали делать заново... Мамонт в этом плане крепче, но и тверже гораздо. Мамонт - большой-большой зуб из которого нужно что-то вырезать. Конечно, мне нравится работать именно с мамонтом, но легче обрабатывать янтарь.

Удачная охота


 А.Э.: Наверно, каждому художнику задают такой  вопрос: как пришли в профессию? Почему сделали  такой выбор?
 Н.Л.: А это вообще очень интересная история! Резать  по кости я хотел всегда. Когда мелкий был, что-то  лепил, рисовал, живописью занимался. После 8 класса,  я попытался поступить в Абрамцевское училище на  отделение резьбы по кости.. Но, поскольку у меня  жизнь сложилась так, что ни в каких художественных  школах я не учился (Учился сам, по художественно-  образовательным книгам. Имеет огромную библиотеку  по анатомии. Прим.автора) то, когда я туда поступал,  произошли некоторые недоразумения. В итоге, меня не  взяли. Я пошел в армию, а когда вернулся в столицу -  получил возможность работать именно по кости. На  одной из выставок мы пересеклись с директором  Абрамцевского училища и я понял, что оно и хорошо,  раз моя жизнь так сложилась, обойдя его стороной.  Многие мои ученики - краснодипломники именно этого  училища и у всех одна и та же проблема. Вот приходят  они ко мне на курсы, я им говорю: вот материал,  сделайте самую свою бредовую идею. Мне не жалко  материала, вас много лет учили, как с ним обращаться.  Но для того, чтобы я за вас взялся, мне нужно  посмотреть, что вы умеете.. Они прекрасные техники, мастера, к исполнению претензий нет. Но они не художники. У многих проблема придумать образ, создать его самим и уже после - воплотить в жизнь. А я радуюсь тому, что могу делать то, что хочу! Воплощать свои идеи, не зацикливаясь на каких-то правилах. Когда я только начинал комбинировать мамонта и янтарь, на меня кричали, топали ногами и ругались представители старой школы. Мол, как ты смеешь, сопляк, ты разваливаешь традиции! Единственный мой аргумент был: ребят, я - художник! Я не резчик по кости, по янтарю.. я - художник и воплощаю свою идею! А дальше, захочу - обмотаю скульптуру колючей проволокой или посажу в консервную банку с прорезанными окошками и скажу - это мое, я вот ТАК вижу! Другой момент, что я умею лепить, умею рисовать и умею резать. Я не обматываю свои работы проволокой, потому что не хочу, а не потому, что не имею на это права! Как вы мне можете говорить, что я не имею права совмещать янтарь с костью или с агатом... А потом смотрю, со временем, те же самые люди начитают включать в свои работы тот же янтарь, перламутр, агат.. Ну, мне стало довольно забавно! Не положишь же идею свою в сейф, не запрешь. Она в воздухе витает.

Водолей

А.Э.: Так Вы - законодатель моды!
Н.Л.: В этом плане - да! Если Вы увидите где-то работу из кости, совмещенный с перламутром, янтарем или чем-нибудь еще.. То идея была моя. Причем, к янтарю я шел довольно долго. Многие материалы пытал, пока пришло осознание, что именно янтарь идеально сочетается с костью.

А.Э.: И мой крайний Вам вопрос: что для Вас Галерея Велис и почему Вы выбрали именно наш салон для своей выставки?
Н.Л.: Я бы не назвал Велис "салоном". Это именно "галерея". Салон - это что-то попроще, это какие-нибудь матрешки и гжель. Здесь именно галерея и она соответствует (может быть у меня завышенное самомнение, но я так считаю) моему уровню. Есть точки, в которых бы я не стал выставляться ни за какие бонусы, а здесь мне искренне хочется выставиться, потому как Ваши вещи действительно красивые и стильные! И, сколько я знаком с Аленой (Генеральный директор. Прим. автора), она всегда стремилась именно к такому формату, формату галереи. Мне у Вас всегда приятно находиться.

Нет изделий

Доставка 0 руб.
Итого 0 руб.

Оформить заказ